23.04.2014г. В Салехарде, в квартире, где живет с мамой шестилетний Никита Ворошилов, 11 апреля отключили воду, электроэнергию, отопление. А самих домочадцев выписали…

Мальчишка спит, не раздеваясь: в курточке и шапке. Газовая плита не справляется с обогревом помещения, очень холодно.

– Вот так мы выживаем, – показывает свои «хоромы» мать мальца Марина Ворошилова, пенсионер МВД.

ОБОРОНУ ДЕРЖАТ ВДВОЁМ

Дом 3а по улице Титова в Салехарде признан аварийным и подлежит расселению. Еще в прошлом году получили новые квартиры и радуются жизни все его обитатели, кроме двух семей. Их не устраивает ни район, куда им предлагают переехать, ни качество предоставляемого жилья, ни его площадь.

– Моя старая квартира – в центре, а мне предлагают на отшибе,– возмущается Марина Ворошилова, но поясняет, что главная проблема – в низком качестве новостроя.

– А мне дали квартиру на улице Королёва. Могу фотографию показать, какое там жилье, – вступает в разговор соседка. В ее семье трое детей, младшему десять месяцев.

Женщина показывает фото, на котором отчетливо видны лужа под трубой и плесень на стене. Хозяйки аварийного жилья «держат оборону», не желая выселяться. А в это время маленький мальчик живет в нечеловеческих условиях. Его мама рассказывает, что прошлой ночью ребенок так замерз, что пришлось проситься к знакомым, чтобы отогреть Никиту в горячей ванне…

Неужели лучше так, чем на новом месте?

«КС» отправился на улицу Павлова, в дом 33а. Далековато от центра, пустынно. Обойдя два этажа, мы не нашли там признаков жизни. И только на третьем этаже нам открыл мужчина.

– У нас есть информация, что люди не хотят переезжать в этот дом, – обратились мы к новоселу.

– Правильно делают. Вы посмотрите – у нас ветер по дому гуляет. Здесь ручка на двери сломана, здесь обои отошли, тут вообще трещина в стене, – перечисляет Николай Тыднюк, переехавший в новый дом три месяца назад. – И до автобусной остановки мне, пенсионеру, приходится идти полкилометра. Я бы сюда никогда не пошел, но не было выбора...

СЛЫШАЛИ, ЧТО ГОВОРЯТ ПРО ЭТИ ДОМА?

Претензии к свежевозведенному жилью дошли до властей. На днях об этом шла речь на заседании комитета по социальной политике и ЖКХ окружного парламента, а затем на Координационном совете представительных органов государственной власти и местного самоуправления. Одним из основных вопросов повестки был отчет о работе Фонда жилищного строительства ЯНАО. От Юрия Теряева, директора окружного департамента строительства и жилищной политики, потребовали данные о контроле качества и сроков строительства, который должен осуществляться департаментом совместно с фондом. Упомянут был и дом, куда не хочет переезжать мама Никитки Ворошилова.

– Там, возможно, использован некондиционный железобетон. Там протекала крыша, ступеньки в подъезде были все в подтеках, когда я туда пришла, – возмущается Елена Зленко, председатель комитета по соцполитике и ЖКХ. – Вы бы слышали, что люди говорят про эти дома! На кухне невозможно ничего повесить из-за разводок на стене. Зачем нам такие строители?!

По мнению депутата, нерадивого застройщика нужно внести в «черный список и не пускать на территорию Ямала».

– По поводу застройщика по улице Павлова – это был не госзаказ. Это договоры долевого участия в строительстве. К сожалению, мы не можем внести его ни в какой черный список. Мы просто решили, что больше не будем с ними работать. Компания сегодня строит в третьем микрорайоне Лабытнанги: шесть трехэтажных домов и два семиэтажных, – заявил Юрий Теряев. И если по жилью до трех этажей у департамента строительства никаких рычагов нет, разрешение на строительство и ввод в эксплуатацию дают муниципалитеты, то по поводу многоэтажек вопросы есть. И процентов на шестьдесят они связаны со строительно-монтажными работами. Застройщики преимущественно трудятся по объектам адресной инвестиционной программы, поэтому по требованию устраняют брак. Но около сорока процентов всех вопросов связаны с отделкой помещений.

– И тут возникает интересная ситуация: проблемы появляются не потому, что построено неправильно. Дело в том, что процесс передачи квартир потребителю может занимать год. В это время дома отапливаются, но они не вентилируются. Стены промокают, обои отходят, линолеум вздувается, – говорит директор департамента строительства и добавляет, что это был неудачный опыт. – Сейчас некоммерческая организация достаточно оперативно работает, не дожидаясь госрегистрации, передает квартиры муниципалитетам, и будущие жильцы могут следить за жильем, – поясняет чиновник.

В ТАКИХ «ХОРОМАХ» ЖИВУТ ЕВРОПА И АМЕРИКА

Депутат Максим Лазарев поинтересовался, почему люди отказываются заезжать в дома по улице Королёва, куда их переселяют за счет фонда.

– Во-первых, людей не устраивает территориальное расположение, а во-вторых – технология строительства, – пояснил Юрий Теряев. – Дома строятся по канадской технологии. Она предполагает деревянный каркас, СИП-панели и заполнение их утеплителем. Это похоже на «бамовские» дома, но ничего общего эта технология с ними не имеет. Но люди не хотят вселяться из-за особого менталитета. У них были ожидания, что их переселят в центр города, в дома в капитальном исполнении. Но предложенное им жилье тоже неплохое: весь Запад, вся Америка, вся Канада живут сегодня в таких домах.

Здания простояли больше года. Там была разморожена система канализации и прочее. В настоящее время некоммерческая организация занимается ремонтом. Замечания по отделке и по инженерным системам этих домов будут устранены до конца апреля.

БОРОТЬСЯ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!

…Марина Ворошилова прошла несколько судебных инстанций в споре с муниципалитетом, но суд оказался не на ее стороне. Сейчас документы находятся в Верховном суде. А пока маленький Никита сидит, закутавшись в одеяло, в холодной, темной квартире и шмыгает носом.

– Не шмыгай! – приказывает мать. – Не вздумай заболеть! Врача приглашать некуда.

Мне до слез становится жалко ребенка, и я интересуюсь, почему он не ходит в детский сад – там ведь тепло и кормят нормально. Но мама возражает, что в доме нет воды, поэтому она не может ни помыть ребенка, ни постирать ему одежду. Не вести же ребенка в сад в грязном…

– Он и в школу ходить не сможет, – добавляет мама. – Первого сентября ему идти в первый класс. Но мы же теперь бомжи – кто его возьмет в школу без прописки?

– А вы обращались? – спрашиваю я.

Оказывается, нет. Сейчас не до этого. Нужно любой ценой выбить квартиру. Для сына. Марина Ворошилова рассказывает, что у мальчика большие проблемы со здоровьем: он страдает астмой, состоит на учете у кардиолога, офтальмолога и невропатолога. По словам мамы, она намерена судиться до конца. Ну а если и на этот раз суд не примет ее строну… она уедет из города, где родилась она и ее ребенок.

А пока мама отправляет Никитку в соседний магазин за водой, чтобы приготовить обед.

КОММЕНТАРИЙ

«Благоустроенное – не значит капитальное»

Иван Кононенко, глава администрации Салехарда:

– Вы видели, как год назад я сражался, когда нам пытались сдать некачественное жилье! Сегодня мы стараемся находить точки соприкосновения с застройщиком и решать эти вопросы своевременно. Где прорвало канализацию, где трубу – просим отремонтировать, и они идут нам навстречу. Я очень благодарен им за это. Но о домах по Павлова вопрос стоит еще с прошлых времен. Сейчас уже трудно найти виноватых. Да и не всегда нужно делать из этого большую проблему. Иногда смотришь – где-то кусочек кафеля в углу отвалился, а человек, который всю жизнь прожил в бараке, отказывается от нормального жилья. Мне хочется самому взять мастерок, оторвать эту плитку, приделать и сказать: «Живите!». Конечно, если нам будут сдавать некачественное жилье, мы не будем его принимать. А то, что было построено раньше, попросим доделать.

Я не пойму: почему на Павлова жилье хуже, чем в старом доме? Нужно понимать, что благоустроенное – не значит капитальное. Людям дают хорошую квартиру, а они судятся. За это время жилье могут отдать другим жильцам. В итоге этим «судильщикам» может достаться жилье намного хуже, чем предлагали первоначально. Хочу чтобы люди запомнили: хуже им никто не хочет сделать. Да, далеко. Но, где всем набраться квартир в центре?





coded by nessus